И ведь неважно кто, к кому, важно как! Вот явно, он любит эту бабень после того, как они расстались. Верю, что у этой пары так или иначе всё будет.

Он ей пишет:

 

 

Пока стихами, а потом сочтемся

«потом», какие перспективы, блин.

Желаю в продолженье верить

И продолжения любить.

И с Днём Рожденья, дорогая,

Родная стала ты не только для семьи

И даже Мне ты этим угрожала,

Но слился я тогда-то во-хмели.

Ты странное крылатое созданье

Одно крыло черно как ночь.

Другое серое, как серебро

Розы красивые дома

Что мудрых женщин довели в угли.

Желаю прочь уйти твои ботинки,

И может задом наперёд

восстановить или решить, Элинка,

Ну перестань же знать всё наперёд.

КровИ твоей тебе  желаю силу,

Любви и страсти, разных мест,

И карт в твоей руке в той масти

которую Ангел приберёг.

*Часть вторая. «Чёрное крыло»*

Я думал о тебе, и кто тебя спасает.

Я чувствовал тебя и мог тебя любить

Но знаю, милая моя,

Чего не надо бередить.

Хранит и успокаивает вечность

Под одеялом можно с головой

укрытая от Бога нежность

И материнская любовь – тебя хранить.

ДорОгой

И, переча Богу,

Кому угодно вознесла

Чтобы сердечко тЕльца недотроги

Опять забилось у птенца.

Вот чёрное крыло, которое спасает,

Вот серебро крыла, что режет глаз.

За Маму, точно, поднимаю

Твою, в который уже раз.

*Часть третья. «Не последняя. Белая»*

Элина, маленький мужской мой мозг

ну не внимает задом наперёд ботинки, судьбы и пережтванья:

Мужчины пестуют детей: и сыновей, и дочерей.

За Хайрека я поднимаю тост,

За Майрик отмолились как-бы,

ведь кто семью любил –

Она была не на метле, всё это знают, знали.

Пишу — чихаю, значит прав,

Их серебром седин ты пользуешься вровень,

И кровен век твой он порой неровен,

Но только из-за серебра от них

Одним крылом – не надо половин крыла

Ты укрываешься сполна.

Пока вольна

В своей гастроли.

*4. Заключаю*

Элина, сказка, ты же не вчера родИлась,

И ты настойчиво случилась у бати с мамой…

А и у меня, что в жизни бес и до небес

Чуть-чуть совсем-то не случилось.

И тех, кто на меня похож,

На небеса ты точно отправляла.

И посылала иногда, они поймут свои начала.

Кто выжил с под тебя – да, аллилуйя!

А ты мне крылья показала!

И что с того, что они в саже?!

Я — конь Пегас, достигший ада

С одним пером в заду вернулся

И положу его к твоим ногам

А матумушто, дорогая,

Других дорог и ковриков не знаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.