Когнитивно-поведенческая терапия работает так же хорошо, что и аналогичная «доза» лекарств от депрессии в краткосрочной перспективе, и лучше в долгосрочной перспективе.

 

 

Депрессия может быть эволюционной адаптацией, помогающей человеку решать сложные социальные проблемы.

Если у вас была депрессия, клинический психолог доктор Стив Холлон может подтвердить: “Это абсолютно несчастная вещь, через которую приходится проходить”. Врач пережил несколько депрессивных эпизодов в 20 лет. С тех пор он опубликовал множество новаторских исследований по эффективному лечению депрессии, уделяя особое внимание когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Возможно, не случайно, что Холлон и сам не испытывает депрессии с тех пор, как начал лечить пациентов с помощью КПТ.

Последние достижения в исследованиях депрессии противоречат общепринятым в обществе представлениям о том, что вызывает депрессию и лучший способ ее лечения.

1. Когнитивно-поведенческая терапия работает так же хорошо, как и медикаментозное лечение.

Такие лекарства, как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), обычно рассматриваются как «золотой стандарт» лечения депрессии. Тем не менее, многочисленные исследования показали, что «при преодолении депрессии когнитивно-поведенческая терапия и медикаментозное лечение в среднем одинокого эффективны», — сказал Холлон. «Ни то, ни другое не панацея». Но те, кому не становится лучше от одного лечения, могут извлечь выгоду из другого.

2. Две вещи, которые делают КПТ высокоэффективным

Изменение поведения: занятия, приносящие удовольствие и чувство выполненного долга, являются проверенным антидепрессантом.

«Стремитесь делать то, что вы бы делали, если бы у вас не было депрессии», — советует Холлон. Сила КПТ заключается в рычагах, которые она предлагает. Когда энергия и мотивация на низком уровне всё можно решить с помощью таких инструментов, как разбиение больших задач на более мелкие шаги и тщательное планирование управляемых целей.

«Не ждите, пока у вас появится мотивация, — сказал Холлон. — Вам нужно «прокачать насос» с точки зрения базовых мотивационных систем. Начните что-то делать, и мотивация придет».

Когнитивные изменения: когда кто-то находится в депрессии, его мышление становится «гораздо более негативным и пессимистичным. Люди склонны разочаровываться в себе, думают, что ничего не получится, что они ничего не смогут достичь и что им ничего не понравится». Такого рода убеждения мешают человеку пытаться делать то, что делает жизнь приятной и полезной — «и тогда они обвиняют себя в том, что ничего не делают». Решение, по словам Холлона: «Не верьте всему, что вы думаете. Просто потому, что вы думаете, что что-то верно, это не значит, что это так». Когнитивная часть когнитивно-поведенческой терапии депрессии направлена на то, чтобы помочь нам мыслить более четко и точно, чтобы мы могли видеть сквозь ложные убеждения, которые способствуют плохому настроению.

Деперессия

3. КПТ лучше, чем лекарства, для предотвращения рецидива

Часть эффективности КПТ в том, что она не просто снимает депрессию — она предотвращает ее возвращение. «Если кому-то становится лучше на КПТ, он снижает риск рецидива примерно наполовину» после окончания лечения, говорит Холлон, по сравнению с теми, кому становится лучше с помощью лекарств, а затем они уменьшаются. «Это довольно устоявшееся явление», — продолжил Холлон, отметив, что семь из восьми исследований доказывают этот эффект. «От двенадцати до шестнадцати недель когнитивной терапии так же эффективны, как если бы кто-то принимал лекарства два года».

Ограничения лекарств от депрессии не являются виной самих лекарств. «Антидепрессанты — это хорошие психиатрические препараты, — сказал Холлон. — Вы не получаете абстиненции в классическом смысле, и они относительно безопасны и эффективны. Но это как аспирин — вы принимаете аспирин сегодня, чтобы избавиться от головной боли, но это не значит, что он избавит вас от головной боли на следующей неделе, если вы не будете продолжать принимать аспирин на постоянной основе».

4. Уровень серотонина может быть выше во время депрессии

Итак, КПТ работает так же хорошо, как и лекарства в краткосрочной перспективе (и лучше в долгосрочной перспективе), если она напрямую не лечит основной «химический дисбаланс» — низкий уровень серотонина, который вызывает депрессию? Как выясняется, низкий уровень серотонина при депрессии — это миф. Но реальная связь между серотонином и депрессией еще более удивительна.

«Доказательства довольно ясны, — сказал Холлон. — Нет дефицита — есть избыток!». Он описал результаты исследования, в ходе которого измерялись уровни метаболитов из крови в мозге, которые показывают, сколько серотонина использует мозг. Результаты этого исследования показали, что уровень серотонина был повышен у пациентов с клинической депрессией и вернулся к нормальному уровню после медикаментозного лечения. Другие исследования с использованием других методов показали аналогичные результаты.

Эти результаты звучат парадоксально, учитывая, что лекарства от депрессии, как правило, увеличивают количество серотонина в синапсе, по крайней мере, на начальном этапе. Но Холлон объяснил, что «в течение недели или десяти дней вы увеличиваете количество серотонина настолько, что регуляторные механизмы срабатывают». В результате уровень серотонина падает. «Это все равно, что поднести спичку к термостату, чтобы выключить печь», — сказал Холлон. «Вы обманываете систему, заставляя ее вернуться и регулировать уровень серотонина».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.